Вы читаете marinamironova

Июль 2014

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com

История о том, как я пришла к Богу

Эта история была мной написана в 1999 г., когда я услышала четкие слова от Бога: «Напиши свое свидетельство», чему я очень удивилась, ибо думала, что история моего прихода к Богу ограничивается несколькими строчками. Но когда я придала ей словесную форму, я поняла, что иногда, пока не запишешь, даже не знаешь свою историю. Оказалось, что она начиналась не за пару дней до моего покаяния, а с момента моего зачатия...

***

Росла я в неверующей семье. Никто не говорил мне о Боге, и я не пыталась Его искать. Но Его план моего спасения работал со времени, когда я находилась еще во чреве матери. У мамы было плохое здоровье, и, боясь рожать, в назначенное время она пришла в больницу сделать аборт. Вместо того, чтобы взять в руки инструменты, убивающие жизнь, врачи принялись убеждать маму сохранить беременность. Мама разволновалась, а медики, измерив ее давление, дали аргументированный отказ: «При таком высоком давлении аборт невозможен». Мама ушла и, спустя несколько месяцев, вернулась к ним рожать.

Таким образом, Бог, используя врачей, сохранил мою жизнь. И я росла, не подозревая о невидимом Божьем водительстве в своей жизни.

Среди моих родных я имела только одного верующего человека – бабушку, которая жила далеко от нас, в небольшом латвийском городке под названием Елгава. Бабушка была православной. Не умея читать и не зная Библию, она не могла похвастаться познанием Бога. Она никогда не рассказывала о Нем, не убеждала нас в Его существовании и не звала в свою церковь. По вечерам она как будто куда-то исчезала – прячась за шторку, она уединялась с Богом, и тихо что-то Ему шептала.

Однажды мне захотелось узнать, о чем же говорит таинственная книга Библия, и я спросила об этом бабушку. Она помедлила и неуверенно ответила: «Женщины в церкви говорят, что нельзя осуждать людей». Не могу сказать, что я активно упражнялась в осуждениях, но эти слова, несмотря на то, что они на многие годы застряли в моем сердце, показались мне недосягаемой планкой Божьих требований. Чтобы не услышать о других Его пожеланиях относительно себя, я решила отключить свой интерес к Богу, тем более что то впечатление, которое у меня о Нем сложилось, не поощряло к более детальному знакомству. Те несколько посещений церкви с бабушкой всегда сопровождались чем-то мрачным: отпеванием покойника, печальными лицами людей и тяжелым запахом. Было только одно слово, которое описывало мое внутреннее состояние, находясь там – страх.

Бог выглядел для меня очень непривлекательно. Я боялась всего сверхъестественного, предполагая, что оно включает в себя только злое. Мысли о чьей-либо смерти приводили меня в оцепенение. Все представлялось безвыходным и страшным после завершения человеческой жизни на земле. Бабушка же совершенно спокойно еще за двадцать с лишним лет до своей смерти говорила, что скоро пойдет домой. Я не в силах была слышать этих разговоров, потому что ничего не знала о ее небесном доме, а представляла дом на кладбище. Когда много времени спустя, мне сообщили, что бабушка умерла, я не почувствовала никакой скорби, напротив, необыкновенная Божья радость наполнила мое сердце, и я поняла: она дома.

В возрасте шестнадцати лет я начала знакомиться с духовным миром, что умножало страх в моей жизни, потому что я чувствовала себя беззащитной перед сверхъестественным и очень реальным злом. У меня не было наименования этой силе, я не знала о личности, которая за этим стоит.

За городом у нас была дача. Папа построил хороший трехэтажный дом с баней, и наша одинокая пожилая соседка, отказываясь мириться с чьем-то благополучием, пригласила папу в свою избушку на курьих ножках и чем-то накормила и напоила его. Последствия были незамедлительные: папа больше не смог находиться на даче. Всякий раз, приезжая туда, он не мог дойти до дома, его тело начинало дрожать, и силы оставляли его. Делая попытки и приезжая, он вновь и вновь возвращался в город, так и не преодолев невидимую черту, за которую не мог ступить.

Даже за самые смешные деньги нашу дачу никто не покупал в течение нескольких лет. Не справляясь с ситуацией собственными силами, мама начала ходить по так называемым бабкам. Ей посоветовали взять церковные свечи, зажечь их в нашем доме на даче и произвести какую-то операцию с землей в 12 часов ночи. Я была с мамой и пыталась заснуть пока она занималась этими делами, но в доме было необыкновенное жуткое присутствие, и раздавались какие-то неестественные звуки. Дождавшись долгожданного утра, мы поспешили оттуда уехать. Запутывая наше сознание, кто-то сделал так, что дача продалась. А мы были рады, что проделав несложную задачу по переброске горсти земли с одного участка на другой, решилась наша проблема.

Через пару недель я уехала учиться в Москву. Все иногородние студенты жили в студенческом комплексе, это были прекрасные новые шестнадцатиэтажные дома с обычными квартирами. На втором курсе ко мне в комнату подселили девушку Наташу, с которой мы хорошо сдружились. Она отличалась гибким интеллектом, цепким взглядом, юмором и нежностью. Но несмотря на свою адекватность, иногда она вела себя немного странно. Входя в комнату, я нередко заставала ее в застывшей позе со слегка шевелющимися губами. Она не сразу замечала мое присутствие и не сразу реагировала на мое к ней обращение. Когда она возвращалась в реальность, мы вместе смеялись над ее странностями. Она мне ничего не говорила, а я ничего не предполагала.

Однажды, когда мы ехали в метро, Наташа спросила меня: «Ты различаешь вкус людей?» Я переспросила ее удивленным взглядом, и она пояснила: «Бывают люди вкусные, бывают – нет, ты пробовала?» Поняв, что она говорит об энергии людей, я ответила: «Нет» и добавила: «Только меня, пожалуйста, не пробуй!» Она сказала: «Ты не вкусная для меня». Потом она озадачила меня своми пояснениями, что в местах большого скопления людей, таких, как метро, ей нравится «пробовать» людей, проходящих мимо нее. Позже я узнала о другой ее способности – «копаться» в подсознании людей, которые представляют интерес для нее. Она советовала: «Если ты будешь пробовать это делать, никогда не лезь очень глубоко, проникая в их мысли. Это причиняет ущерб людям». Я лишь удивленно смотрела на нее и не собиралась развивать в себе эти дарования. В какой-то степени я замечала, что Наташа сама мучается от этого.

Иногда я видела, что приходили люди и просили Наташу погадать. Чаще всего она отказывалась, но когда это делала, то все выглядело достаточно профессионально. Она посвятила меня, что ее бабушка много гадает на картах, а по ночам часто общается с духами умерших. Сталин был одним из интересных для нее собеседников.

Такой вид общения был также очень популярен среди студентов. Меня часто приглашали на такие спиритические сеансы в другие квартиры в нашем общежитии, но я всегда уклонялась от этого. Однажды моя другая подруга все же уговорила меня. Перед началом меня просто трясло от страха, но потом, наблюдая за бегающим блюдцем, мне стало интересно. Как-то мы собрались с той же целью в нашей квартире, и все внимание этого «блюдца» было приковано к Наташе. Мы вызвали тогда дух Пушкина, и этот как бы Пушкин не хотел нас покидать. Сказав, что не уйдет до пяти часов утра, повелел нам пить чай и налить ему чашечку. После той неоднозначной ночи мой интерес к спиритизму заметно ослаб.

Не понимая, что послужило причиной к этому, по ночам я иногда чувствовала какое-то волосатое прикосновение к себе. Один раз меня кто-то просто поднял над кроватью. В этот момент я как будто бы была заморожена, я не могла пошевелить даже губами. Но в следующую секунду я смогла закричать, и почувствовала, как меня бросили обратно.

Где-то в середине февраля 1990 г. я пережила самую ужасную ночь в своей жизни. Ничего не предвещало плохого. Но в три часа ночи я резко проснулась. В тот же самый миг Наташа в испуге открыла глаза, и мы обе услышали странный звук, как будто кто-то скомкал огромный лист фольги. Мы сидели на наших кроватях, навалившись на спинки, и испытывали жуткий страх. Через минуту начался стук. Он все больше увеличивался и нарастал. Казалось, что гремело всюду и везде с разной частотой ударов. Это не был какой-то естественный стук по стенам, потолку, окну, его трудно с чем-то сравнить. Было похоже, как будто бы били большими металлическими трубами по шиферной крыше. Это продолжалось около получаса. Потом все стихло, и, вымученные и обессилившие, мы старались уснуть.

На утро Наташа внесла дополнения к тому, что я лишь только слышала. Физически ее тело было на кровати в те минуты. Но она рассказала мне нечто больше. Она услышала звонок в дверь и пошла открывать. Открыв дверь, ей представилось жуткое существо, несколько напоминающее человеческий вид с огромными клыками во рту. На плече у него висела моя сумка, и он показал ее Наташе как пороль, который позволял ему войти к нам в квартиру. Он спросил у нее, сплю ли я. Наташа сказала, что да, и он, развернувшись, пошел. Уходя, он сказал: «Я вернусь снова». Войдя в комнату, Наташа увидела двух женщин, которые вошли в квартиру через стену, как бы отодвинув обои. Они о чем-то говорили между собой и не обращали внимания на наше присутствие, только один раз одна из них повернулась к Наташе и сказала: «В эту ночь мы отмечаем большой дьявольский праздник». Она даже сказала его название, но я забыла его.

Весь следующий день я не могла сконцентрировать свои мысли, у меня было какое-то раздвоение сознания, мне казалось, что я схожу с ума. Безнадежно чувствуя себя в тупике, я пыталась найти выход. Где-то очень глубоко внутри начало приходить осознание, что мне нужен Бог. Но это осознание было еще далеко от моего разума. Все, чего я могла тогда достичь своим умом, это перекреститься, беря пример с Наташи, которая делала это в ту, оголившую нашу беспомощность, ночь.

Приступы страха все больше и больше умножались в моей жизни. Я не могла оставаться дома одна. Если девочки, живущие в нашей квартире, куда-то разъезжались, я просила кого-то со мной переночевать, или же сидела всю ночь с включенным телевизором, боясь закрыть глаза.

Но параллельно с необъяснимым и парализующим страхом у меня появилось новое ощущение. В моменты, когда на меня словно одевали оковы страха, я начала физически испытывать нечто холодное и одновременно горячее на лбу. Я не могла объяснить природу этого явления, но все, что я знала, это то, что приятное чувство переключало мое внимание, приносило мир и выводило из состояния страха.

Закончив университет, я вернулась в Пермь. На тот момент страхом я болела менее обостренно. Но однажды ночью, когда родители уже спали, я заканчивала писать письмо Наташе. Как только я поставила последнюю точку, внезапно почувствовала чье-то ужасное присутствие. Я постаралась не обращать на это внимание и поспешила лечь в постель. Но страх наполнил меня настолько, что я не могла и несколько секунд пролежать в одном состоянии, мне казалось, что мою душу разделяют на какие-то слои. Я лежала с закрытыми глазами, но вдруг перед собой я увидела дверь, которая и в действительности была на том месте. Эта дверь распахнулась, и мои глаза как бы постепенно осматривали снизу вверх личность в черных одеждах. Он был во фраке и элегантная шляпа была на его голове. Лица я не видела, оно выглядело как пустое место. В тот же миг раздался очень сильный грохот, и все исчезло.

По-моему, тогда я в первый раз в своей жизни произнесла имя «Иисус». Я совсем ничего о Нем не знала, у меня не было даже дилетантских религиозных познаний. Однажды, еще учась в университете, мой друг принес мне журнал «Наука и жизнь» и восхищенно пересказывал статью о найденной плащанице Иисуса. Он был очень возбужден этим известием, но на меня оно не произвело большого восторга, потому что я не совсем понимала, о ком он говорит. Наверно, это было первое свидетельство об Иисусе в моей жизни, потому что я часто обращалась к этому в своей памяти. Именно после того случая в моей голове нередко всплывал вопрос: «Кто же такой Иисус?» В последние месяцы учебы в университете кто-то из студентов дал мне на неделю почитать Библию. Я держала в руках эту книгу, но не знала, что она об Иисусе.

В доме родителей я уже имела возможность поближе познакомиться с этой книгой. Новый Завет, купленный мамой в Православной церкви, стоял со склеенными страницами на полке вместе с остальными книгами. Мама периодически продолжала посещать церковь, но делала это крайне редко.

Вскоре в ее жизни состоялась встреча, которая изменила все. Мама занималась спортом и в один июльский день 1991 г. бегала по набережной Камы. Увидев сидящего на скамейке православного священника, она решила подойти к нему с вопросом. Мама, также как и я, иногда переживала по ночам жуткие волосатые прикосновения, однако, в ее случае они не сопровождались цепенеющим страхом. Итак, накануне ночью она испытала нечто новое – как будто лохматая черная собака набросилась на нее и пыталась задушить. Другим ее беспокойством было религиозное невежество, что она выразила священнику в словах: «Я ничего у вас не понимаю». Священник ответил: «Вы знаете, на прошлой неделе в городе открылась новая церковь, пойдите туда, там вы услышите слово Божье, которое проповедуют на русском языке, там вы все поймете. А что касается той «собаки», то в Православной церкви бесов не изгоняют, вам нужна другая церковь». В конце разговора он даже взял с нее слово, что она пойдет в церковь «Новый Завет».

В ближайшее воскресенье мама отправилась в это новое место. Первые недели ее хождения туда были как посещение клуба по интересам, который доставлял ей удовольствие, и только потом пришло осознание, что она ходит в церковь Божью. Буквально после второго ее посещения мама вернулась и оповестила нас о том, что в следующую среду к нам придут пастор и помощник. Папа не возражал и просто улыбался, мы с сестрой тоже улыбались. Оля относилась к новому маминому увлечению почтительно и сказала, что надо будет что-то испечь к их приходу. Я, правда, была в некотором недоумении. Мне представлялась черная Волга, подъезжающая к нашему подъезду, и двое солидных попов в длинных черных рясах с крестом на груди и кадилом в руках, поднимающихся на наш четвертый этаж. Мама не рассказывала о пасторах и о ходе служения, наверно, думала, что нам это не нужно, поэтому у меня было представление о церкви, в которую она ходит, аналогично представлению о Православной церкви. Мы достали все маленькие иконки, которые имели в разных шкафах, и украсили ими наш дом.

В среду в дверь позвонили и вошли двое молодых парней, которые представились как Эдик и Сергей. Они совсем не шокировали меня своим внешним видом. Более того, меня удивило, что религиозные люди также могут говорить о материальных вещах. Сергей рассказывал о каких-то туфлях, о которых он молился, и кто-то его ими благословил. А я никак не могла протянуть связующую линию между туфлями и Богом. Конечно, они рассказывали о Библии, свидетельствовали о Божьих делах в их жизнях. Весь тот разговор продолжался около двух-трех часов. Когда он подходил к концу, я обнаружила, что ничего не слышала, разве что про туфли. Даже сразу же после беседы я бы не смогла передать и нескольких слов из того, чем они поделились. Потом мы пили чай. Над столом на полочке стояли две небольшие иконки, которыми мы были рады удовлетворить их религиозные чувства. Но Эдик начал говорить об идолопоклонстве и оказалось, что те иконы там совсем не кстати. Я просто в восторге приняла эту новость, потому что вряд ли у подобных изображений на куске дерева могла бы просить о помощи.

Перед тем, как они ушли, моя сестра задала им вопрос: «К какой деноминации вы относитесь?» Я не совсем уверена, что в то время я знала значение этого слова, потому что посмотрела на нее очень удивленно, сознавая, что у нее более глубокие религиозные познания. В ответ они предложили посмотреть проповеди Джимми Свагерта, которые в то время транслировались по телевидению каждое воскресенье. «Ход его служения очень похож на служения нашей церкви», – сказали они.

Вот только эти самые последние слова почему-то очень глубоко осели в моем сердце. Я просто ждала воскресенья. Когда оно настало, мне казалось, что предназначение этого дня – посмотреть ту программу. В тот день Джимми Свагерт проповедовал о крещении Духом Святым и говорении на иных языках. Если я не знала, кто такой Иисус, то тем более я не слышала ничего и о Духе Святом. Но было удивительно, как то слово, которое я слушала, казалось мне очень простым и понятным. Я принимала его как безупречную истину. Не было никаких сомнений и вопросов в моем разуме. Было чувство, что я насыщаюсь тем, чего давно жаждала, и пью долгожданную воду, пройдя мучительную пустыню. Я не могла понять, как я жила без этого раньше. Все мои старые идеи агностицизма рухнули навсегда. Умываясь слезами, я встала и протянула руки к Богу. Меня никто не вел в той молитве, меня никто не учил ей. Но я молилась, прося прощения за свои грехи и посвящая свою жизнь навсегда Богу. Я долго стояла с протянутыми руками и повторяла вновь и вновь слова: «Бог, сделай меня такой, какой Ты хочешь меня видеть».

Необыкновенная любовь и радость наполнили мое сердце. И вдруг я обратила внимание на приятное ощущение на своей голове, как будто обволакивающий, одновременно холодный и горячий бальзам накрыл ее. Я вспомнила, что когда-то это уже было, и поняла, что тогда, когда я не знала Его, Он знал меня, я не была с Ним, но Бог был рядом со мной всегда.

После дня моего покаяния я залпом прочитала детский Новый Завет, оставленный нам Эдиком, который сказал, что лучше всего начинать читать с детского варианта. Завершив чтение детского, я перешла ко взрослому. Ко мне пришла жажда познания Бога, и я все время просила маму, чтобы она снова и снова приглашала к нам домой кого-нибудь из пасторов. Мне было очень интересно послушать их и я уже внимала не так, как первый раз, но впитывала каждое слово, как губка. Сергей приходил раз пять-шесть и часами рассказывал мне о Боге.

Таким образом, выслушивая проповеди Сергея в домашних условиях, я начала свой рост в Боге. В то время я совсем не осознавала, что мне также нужна и церковь. Сережа постоянно приглашал меня туда, но я рассуждала, что я и так уже достаточно знаю о Боге и о Библии, и даже мысли не приходило идти в церковь. Мама же по-прежнему радостная и довольная возвращалась с каждого служения, не догадываясь, что нам это тоже нужно. Она все время восхищенно говорила о каком-то Андрее, который очень красиво поднимает свои руки к небу, не предполагая, что через несколько месяцев этот Андрей станет ее зятем.

Через недели две-три после моего покаяния я уехала в отпуск в Крым с одной из моих московских подруг. Мы остановились в Судаке, а не так далеко оттуда, в Приветном, отдыхала также и Наташа. Мы договорились встретиться с ней и приехали на несколько дней в Приветное. Безусловно, первое, чем я делилась, – Богом. Я рассказывала им много и возбужденно. Тогда я уже знала и о дьяволе и объясняла Наташе то, что с нами происходило в Москве. К моему удивлению, оказалось, что она знала эту личность. Она поведала, что в возрасте шести лет, сидя в своей комнате и размышляя о Боге, она решила, что Ему служить не будет, а посвятит свою жизнь дьяволу. Она осознавала, что это не очень хорошо может кончиться для нее, но на протяжении своей жизни не в силах была принять обратное решение. Добавив, она сказала, что знает совершенно точно, что где-то в возрасте до сорока она сойдет с ума. Наташа говорила об этом очень легко, убедив себя, что когда это случится, ей будет уже все равно. В тот вечер я все время повторяла ей, что Бог реален, и Он силен помочь. С этими словами мы пошли спать. На следующее утро Наташа рассказала, что как только легла и закрыла глаза, увидела подходящего к ней дьявола, который присел на ее кровать. Он совсем не выглядел страшным на тот момент и очень мягко задал ей риторический вопрос: «А я разве не реален?»

Вернувшись в Пермь, я снова попросила через маму, чтобы пришел Сергей. И он опять много рассказывал о Боге, а также оповестил, что в следующие субботу и воскресенье приедут в церковь два американских проповедника, которые учили ребят в библейском институте. По-прежнему не собираясь идти в церковь, на этот раз я захотела послушать учителей ребят, полагая, что Сергей уже выложил для меня весь багаж своих знаний. Решив, что схожу только в субботу, я первый раз перешагнула порог церкви 21 сентября 1991 г.

На дверях, встречая людей, с широкой улыбкой стоял Эдик (а сейчас уже Эдуард Анатольевич Грабовенко). Я вошла в большой восьмисотместный зал Дворца Культуры, в котором собралось человек тридцать. Найдя себе место подальше, я не знала, что можно ожидать с началом служения. Вдруг заиграла кассета, и зал наполнился музыкой. (Первые полгода прославление в церкви шло под кассету «Исцели нашу землю»). Я была предельно удивлена, когда услышала живую, а незаупокойную музыку и отметила про себя, что мне начинает нравиться эта церковь, но тем не менее по-прежнему не собиралась наносить туда визиты, не видя в том нужды. Однако, расстроившись, что в течение собрания проповедовал только один из учителей пасторов, а другой должен был учить на следующий день, мне пришлось сделать не очень желанное решение придти в церковь и в воскресенье.

На другой день, идя на служение, я была уверена, что иду туда последний раз. Но что-то случилось, потому что, когда оно закончилось, я поняла, что больше не смогу без этого жить. Считая дни, я с нетерпением ждала следующую среду, а потом воскресенье, а потом снова среду…

1999 г.

Comments

Ты счастливый человек, Марина. Ты нашла свою веру.
Наверно, обо мне более верно будет сказать, что Бог меня Сам нашел. :)
А ты в процессе поиска, Люба?
Сердце колотится,Марина. Что ты пережила...
Ты даже знала, что тебя мама хотела убить.
Спасибо тебе за свидетельство.
Светочка, то, что мама собиралась сделать аборт, меня никак не угнетало. Мы были неверующие и понятия не имели, что аборт - это не просто медицинская процедура, а убийство. Мама тогда болела, и в возрасте уже была, поэтому боялась рожать. Но я никогда не испытывала чувства отвержения со стороны своих родителей. Наоборот, только любовь. Единственное, что бы я предпочла не услышать в своем детстве, это мамину фразу "хоть бы ее дотянуть до 8-го класса", поэтому помимо всех остальных страхов в меня прочно засел еще и страх потерять маму. Но как раз где-то после 8-го класса моя мамуля стала чувствовать себя достаточно хорошо. А страх во мне остался. На долгие годы.
И, вообще, про все мои страхи можно отдельную книгу писать... :)
прекрасное свидетельство! Бог так долготерпелив к нам, и всегда нужным образом направляет наши пути к Нему!
А что случилось с вашей подругой Наташей?
Да, Он даже может использовать во благо все страшилки дьявола. :)
К сожалению, о судьбе Наташи ничего не знаю. После учебы она однажды приезжала ко мне в гости, потом уехала жить во Владивосток, и мы потерялись. Надеялась найти ее хотя бы на одноклассниках, но безуспешно, и никто о ней ничего не слышал.
Меня утешает одно: она знает о Боге и знает, к кому обращаться за помощью.
Спасибо, что прочли сей длинный путь к Богу. :)
Спасибо за свидетельство...я уже как то передумал что зарегистрировался в ЖЖ, а тут так много ободряющих свидетельств,...
спасибо что делитесь этим во Славу Бога!!!
Спасибо, Маис. Да, это точно только во славу Богу! Если бы не Он, мне трудно представить, что бы со мной было сегодня.
Спасибо! потрясающее свидетельство! Жаль Наташу... Надеюсь, она придет к Богу, и Он исцелит, омоет ее.
Спасибо, Таня. :) Да, Наташу жаль, но у нее есть шанс. Во всяком случае, она не была в духовных вопросах такой же невежественной, как я. Поэтому будем верить, что знание об Иисусе приведут ее к поиску помощи у Иисуса. :)
слава Богу за Вас.

Несколько лет назад нашу церковь пригласили на общее служение в Харьковскую Христианскую Церковь, там проповедовал Эдуард Анатольевич Грабовенко, я еще тогда был младенцев в христианстве, но был очень, что попал на это служение. После несколько раз видел по ТВ проповеди вашего пастыря.

А что случилось с Наташей?
Спасибо, Максим. Да, Эдуард - хороший служитель, он был моим первым пастором, который много в меня вложил. И я ему очень благодарна, что он не вложил в меня религию. :)
О Наташе сказать ничего не могу. Первые два года после учебы мы с ней переписывались, а потом потерялись. Но хочется верить, что она отдаст престол своего сердца другому. :)
Да, моменты неприятные. Мягко говоря. :)
Наташа не захотела возвращаться к себе в Воркуту, уехала работать во Владивосток и, к сожалению, потерялась для меня. Или я потерялась. Не помню, как оборвалась наша связь. Но, если честно, я не знала на тот момент своего юного христианства, как общаться с ней...
как интересно! я так себе и представила, как ангелы и демоны боролись за твое сердце! слава Богу за спасение! а как сейчас Наташа, ьы поддерживаешь с ней отношения, знаешь где она?
О, ты прямо военные действия рассмотрела! :)) Да, Бог непревзойденный воин... и сердце захватывает не мечом, а любовью. :)
Нет, Ирина, к сожалению, Наташу после того, как мы с ней потерялись, не смогла найти. Может, еще найдется. Все возможно Интернету. :))
Дата написания впечатляет)))
Здоровское свидетельство, Мариночка!Очень интересное)))) Слава Богу за тебя))))
Да, дата древняя, из прошлого века. :)) Долго не выставляла, все думала отредактировать. Но когда вчера принялась за это дело, поняла, что проще написать новое, и бросила. :))
Спасибо, Светочка! :)
Большое спасибо за свидетельство, Марина!
Спасибо!
Пока читала, вся перебоялась, даже свет пошла включила))))
Очень похожие переживания были при моих детских посещениях православной церкви.
Самое интересное - речь священника на лавочке. Свой человек. Уникально, что честный такой и искренне желающий тебе добра.
Спасибо, что поделилась, Марина!
Бог все обращает ко благу, даже такие "заигрывания" с духовным миром. Слава Богу, что все закончилось победой Христа
Да, Ира, слава Богу, что такие истории, как у тебя и у меня, заканчиваются одинаково - в Боге.
Спасибо за свидетельство!
А я тоже в студенческие годы занималась колдовством на пару с подругой Наташей.:)
И знала, что духовный мир реален задолго до прихода к Богу.
И меня тоже рожать врачи запрещали.
И бабушки-дедушки, и прабабушки-прадедушки у меня были верующие. Думаю, во многом благодаря их молитвам Божья милость ко мне была - и есть - так велика.:)
Значит, есть у нас с тобой точки соприкосновения. :)) А то я читала твои четыре части и не могла их там найти. :))
Да, Марина, наверно, наши неграмотные (в моем случае) бабушки-дедушки вымолили нас. Благословение все же до тысячи родов... :)
Приятно в таком классном свидетельстве видеть знакомые имена! Читаю, читаю, и вдруг - это ж наш начальствующий епископ про туфли рассказывал!)))
:)) Да, его имя сейчас многим знакомо. Но это не он рассказывал, это Сергей, его помощник. :))
я примерно так же пришла к вере.
я долгое время была гадалкой на картах Таро. А однажды я начала читать Кастанеду. И тут начался финальный аккорд: Приступы паники и страха вплоть до реального ощущения удушения. Я не могла спать, и находится дома. Сущности лезли ко мне, и я почти видела их.
Но мне не понадобилось нескольких лет, чтобы принять решение. Мой папа - верующий, я в детстве была немного ознакомлена с религией. И я сразу поняла, что я зашла слишком далеко, и мне надо бежать в церковь.
После первой же исповеди все прошло.

только единственно, мне не нравится в вашем рассказе эта ложь из уст священника: "в Православной церкви бесов не изгоняют, вам нужна другая церковь"
Вам повезло, что вы знали природу этих вещей, и в каком направлении нужно двигаться, чтобы дьявол не имел места в жизни. Слава Богу за то, что куда бы мы не забрались, Бог силен нас оттуда вывести.
Марин, а где-то я уже читал твое свидетельство? да? или часть из него?
Да, Андрей, я выставляла его задним числом для одного человека, и ты его нашел. :) Все думала отредактировать, но так и не собралась.
Марина, просто спасибо!!
Света, спасибо, что прочли эту длинную историю. :)